• Фото: Shutterstock
    Лайфстайл
    Среда, 26 сентября 2018

    5 европейских языков,  на которых почти некому говорить

    26 сентября Старый Свет отмечает Европейский день языков. Одна из задач праздника - поддержать языковое разнообразие.

    По данным ЮНЕСКО, из более чем 250 европейских языков широким спросом пользуется чуть более 10%.  Остальные рискуют исчезнуть — если оставить их без внимания, один на один с глобализацией.

    Прежде чем навсегда уйти в небытие, языки проходят 4 стадии потери жизнеспособности:

    • уязвимость — на языке говорят большинство детей, но в основном дома или на ограниченной территории
    • угроза исчезновения — дети уже не изучают язык как родной
    • высокая угроза исчезновения — на языке общается старшее поколение, его понимают родители, но не дети;
    • критическая угроза исчезновения —  язык используют только старики.

    60 европейский языков уже находятся на том этапе, когда младшее поколение не в состоянии понять, о чем говорят бабушки и дедушки. А ведь вместе с языком каждый раз умирает и целая культура. “Вокруг света” предлагает взглянуть на пять редчайших европейских диалектов. Которые, к счастью, пока живы.

    Караимский

    Тюркская языковая семья. Сохранился в Украине и Литве

    Караимский является одним из 16 региональных языков Украины,  а его носители — коренные жители Крыма — также населяют Западную Украину  и Литву. Родной полуостров часть караимов покинула еще в XIV веке, последовав за великим князем литовским Витовтом.

    Географическое разделение привело к появлению трех вариантов караимского. Традиционный — крымский — очень похож на крымскотатарский,  но изобилует заимствованиями из древнееврейского языка. Это связано с верой — караимизмом — в основе которой лежит Ветхий Завет. До XX века караимы пользовались еврейским алфавитом, а потом перешли на кириллицу. Во время последней переписи, проводившейся в 2001 году, родным этот язык назвали только 72 гражданина Украины.

    Еще меньше носителей у галичского диалекта — официально в Западной Украине их осталось шестеро.  Чуть лучше чувствует себя тракайская версия, сформировавшаяся в Литве. В Тракае и Вильнюсе можно найти несколько десятков человек, которые все еще говорят на караимском. Правда, все они — представители старших поколений. Молодежь считает родными литовский, польский или русский языки. Наиболее живо крымской речью интересуются ученые Уппсальского университета Швеции, где преподают уникальный спецкурс по караимскому.

    Ливский

    Уральская языковая семья, близкий родственник финского и эстонского. Сохранился в Латвии

    Согласно переписи населения 2016 года, на территории современной Латвии осталось всего 168 ливов, с незапамятных времен рыбачивших на Курземском взморье. Еще в 1930-е годы ливы издавали собственную газету и учебники, сочиняли на родном языке стихи и прозу.  После Второй мировой войны ливский лишился какой-либо поддержки и оказался в резервации.

    В 2013-м в возрасте 103 лет умерла последняя полноценная носительница языка — Гризелда Кристинь.  Впрочем, с 1950-х она жила вдали от дома, в Канаде. Чуть раньше, в 2009-м, скончался ее кузен, 88-летний Виктор Бертольд, который был не только носителем, но и преподавателем ливского в Латвии.

    Тартуский университет. Фото: Getty Images

    Ливский как экзотику все еще изучают в нескольких вузах, включая Тартуский университет.  Песни на ливском звучат на фольклорных фестивалях, а несколько десятков ливов считают его своим вторым языком и даже пытаются общаться на нем в быту.

    Пите-саамский

    Уральская языковая семья. Сохранился:  в Швеции

    В Швеции и Норвегии проживают около 2000 этнических пите-саамов, и только 1% из них говорят на языке предков, причем все носители обитают по шведскую сторону границы.

    Саами-оленевод в Лапландии. Фото: Getty Images

    Пите-саамские оленеводы, рыбаки и фермеры по сути стали жертвами колониальной политики сильных скандинавских государств. В середине XX столетия в школах Швеции  не приветствовали и даже запрещали двуязычие. Считалось, что для успешной учебы ребенок должен говорить на одном языке — иначе его внимание будет рассеиваться и он не сможет в полной мере освоить программу.  Дабы не портить детям будущее, пите-саамы разговаривали с детьми на шведском. В итоге между поколениями образовался разрыв, который так и не удалось преодолеть.

    Сейчас на двуязычие смотрят совершенно иначе.  Но учить пите-саамскому новое поколение уже практически некому.

    Сильбо гомеро

    Индоевропейская языковая семья, романская группа, диалект испанского. Сохранился на Канарских островах (Испания)

    На сильбо гомеро — свистящей форме одного из испанских диалектов — разговаривают жители острова Ла Гомера. Местные пастухи испокон веков пользовались свистом для передачи ценной информации. Ведь докричаться до собеседника через ущелье, да еще и при сильном ветре, не так-то просто. Тебя либо не услышат, либо эхо исказит предложение до неузнаваемости. Другое дело, если  фразу просвистеть.

    Остров Ла Гомера. Фото: Getty Images.

    С развитием технологий сильбо гомеро чуть было не исчез с лица земли. Но в 1976 году обеспокоенные его судьбой власти острова ввели “пастуший свист” в обязательную школьную программу. Сейчас он включен в “Список шедевров устного и нематериального наследия ЮНЕСКО”.

    Мэнский

    Индоевропейская языковая семья, кельтская группа. Сохранился: в Великобритании

    Исконный язык британского острова Мэн — удачный пример того, как можно оживить лингвистического мертвеца.

    Надписи на английском и мэнском. Фото: Getty Images

    Последнего нэйтив-спикера, 97-летнего рыбака Неда Маддрелла, мэнский потерял еще в 1974-м.  К счастью, на исходе дней старик успел передать свои речевые навыки нескольким любопытным лингвистам. После его смерти островитяне всерьез озаботились судьбой культурного наследия. За восстановление утраченного взялись ученые, мэнский начали преподавать в школах. И хотя ЮНЕСКО успело объявить его исчезнувшим, вскоре организация взяла свои слова обратно. Число говорящих на мэнском уже приближается к 2000, а детям все чаще дают местные имена — в пику английским ( Ильям — вместо Уильям, Бриша  вместо Бриджит, Ферик вместо Патрик, Аалиш вместо Элис).

    Официально мэнский все еще стоит на грани вымирания, но худшее, пожалуй, позади. На нем выходят радиопередачи, новости и колонки в прессе, проводятся церковные службы и издаются книги. Его изучают в школах как второй язык. А принятая в 2017 году языковая стратегия предполагает, что в ближайшие пять лет мэнский станет звучать на улицах еще чаще — хотя вряд ли затмит английский.

    Языком цифр

    Европейские языки составляют всего 3% языков мира.

    По данным Совета Европы на апрель 2018 года, пять языков могут похвастаться тем, что у них есть более 50 млн носителей в Европе: русский  (120 млн), немецкий (95 млн), английский (80 млн), французский (70 млн), итальянский (69 млн).   

    По общему количеству говорящих лидирует английский:  200 млн европейцев считают его своим вторым языком.

    Большинство европейских языков имеют индоевропейское происхождение. И только один язык — баскский — не принадлежит ни к одной из известных языковых семей.

    56% европейцев знают более одного языка.

    Читайте также:

    Как язык влияет на восприятие цвета

    У диких племен Амазонки существует особый «барабанный» язык

    Маленькие дети и обезьяны пользуются одним языком жестов