• Люди
    Среда, 1 ноября 2017

    "На Мадагаскаре мне пришлось съесть эмбрион": рассказ экстремального путешественника

    Бывший капитан британской армии Эд Стаффорд убежден: идти в одиночку по джунглям куда безопаснее, чем напиваться в испанском отеле или переходить дорогу в Лондоне.

    В 2008 году капитан британской армии Эд Стаффорд отправился в путешествие вдоль Амазонки. Тогда он и представить не мог, что домой вернется только через два с половиной года: в одиночку он преодолел 9600 км вместо запланированных 6400 км и попал в Книгу рекордов Гиннесса, а еще сделал о своих приключениях фильм на канале Discovery Channel. С тех пор Эд стал «штатным экстремалом» Discovery.

    Новое шоу «Эд Стаффорд: выживший» станет одним из самых серьезных вызовов в карьере Стаффорда, поскольку на этот раз ему придется не только выживать, но и самостоятельно искать путь из самых опасных точек земного шара обратно к цивилизации. В преддверии премьеры мы задали несколько вопросов легендарному специалисту по выживанию. публикуем вторую часть интервью; первую часть, о путешествиях по Амазонии и горам Алтая, читайте здесь.

    Само название телепередачи «Эд Стаффорд: выживший» вряд ли вдохновляет вашу семью. Как они отреагировали, когда вы рассказали им об этом проекте?

    Они понимают, что речь идет о съемках программы, и перед созданием каждой серии проводится очень серьезный анализ рисков. Я звоню команде поддержки о спутниковому телефону каждый вечер. С нами работают бывшие военные в качестве экспертов, и если бы я попал в беду, они бы добрались до меня за полчаса. Благодаря тому, что у меня есть эта поддержка и страховка, я могу раздвигать границы возможного и идти на риск.

    Так что я не думаю, что моя жена так уж волнуется. Она сама любительница приключений. В прошлом году она пересекла Южную Америку на велосипеде без денег. Она понимает, что эти телепередачи делаются на высоком профессиональном уровне. У нас всегда есть очень хорошо продуманный план эвакуации, будь то вертолеты или самолеты. Так что она относится к этому довольно спокойно.

    Вы участвовали в военных операциях. В реальной жизни вам приходилось использовать навыки выживания?

    Нет. Когда я был военным, единственная операция, в которой я участвовал, была в Северной Ирландии, это была миротворческая операция. Мы контролировали работу дозорной вышки в Южном Омахе и следили за действиями известных террористов. Мы не были в дикой природе, нас не забрасывали за линию фронта, там не было ничего, для чего нужны бы были навыки выживания.

    Зато моя первая работа после выхода в отставку заключалась в сопровождении экспедиций в Центральной Америке. На тот момент я еще не бывал в джунглях. Весь мой военный и экспедиционный опыт был связан с Европой, Африкой и некоторыми регионами Азии, но я никогда не был в джунглях. Так что мне пришлось специально приобретать соответствующие навыки, которые понадобились бы, чтобы вести экспедицию в джунгли.

    Когда я шел пешком вдоль Амазонки, военное прошлое пригодилось, и я многое использовал на практике. Но с годами все больше навыков и знаний мне давали местные племена. Умение строить убежище или разжигать костер не появилось во время службы в армии. Я не прекращаю учиться и развивать свои навыки.

    Вы побывали во многих уголках мира. Заметили ли вы, как влияет изменение климата на природу?

    В таких регионах, как бассейн реки Амазонки, где всегда очень четко разграничены сезон дождей и сезон засухи, климат стал гораздо более непредсказуемым. Дожди начинаются гораздо раньше или не начинаются вообще, либо в сезон дождей выпадает намного больше осадков. Возникают очень странные ситуации, когда засуха длится несколько месяцев, а за ней следует наводнение. По всему миру стало больше крайностей, больше сильных ураганов, больше серьезных засух. 

    Чувствовали ли бы вы свою ответственность, если бы ваш поклонник пострадал, пытаясь повторить ваши эксперименты?

    Это очень хороший вопрос, очень уместный в настоящий момент, потому что недавно был случай, когда на девушку напали в бассейне Амазонки, и она погибла. Она сплавлялась по реке на каяке, на нее напали и застрелили.

    Некоторые могут сказать: «О чем она вообще думала? Конечно, это опасно, лучше бы сидела дома». Я не соглашусь с этим. С точки зрения статистики, вероятность погибнуть в автомобильной аварии в своем родном городе выше, чем при поездке в отпуск. Из всех туристических направлений, которые выбирают английские туристы, чаще всего они погибают в Испании: напиваются и пытаются вылезти на балкон в отеле, к примеру. Те люди, которые предпочитают экстремальный отдых, по определению берут на себя большую ответственность, оценивают риски, следят за собой и больше знают об опасностях, чем те, кто просто едет в отпуск.

    Не поймите меня неправильно – я не призываю людей совершать сумасшедшие поступки. Если людей вдохновляют мои программы, и они отправляются в подобное путешествие, они должны брать на себя ответственность. Им нужно пройти обучение, приобрести необходимые навыки, которые им пригодятся в определенных ситуациях. Но в целом это очень хороший опыт, очень позитивный. 

    Вы начали увлекаться психологией и НЛП, чтобы было проще контролировать свои мысли и поведение в экстремальных условиях?

    Жизнь научила меня тому, что ты не можешь контролировать свои мысли. У меня сложилось такое впечатление, что мысли автономны, они просто возникают. И чем больше ты стараешься их контролировать, тем больше расстраиваешься и усложняешь себе жизнь.

    Мне кажется, каждый из этих экспериментов по выживанию был более сконцентрированной и напряженной версией жизни. И контролировать психологический момент – это очень важно. Но я больше не использую НЛП. Изначально я пользовался этими техниками, когда путешествовал вдоль Амазонки. Сейчас я пользуюсь методиками осознанного наблюдения и медитации, чтобы отключиться от этих мыслей и взглянуть на все со стороны. Если я этого не делаю, я начинаю волноваться, беспокоиться, множество мыслей теснится в моей голове, и это не позволяет мне ясно мыслить. Но когда ты не пытаешься все контролировать, а просто позволяешь всему развиваться естественно, наблюдаешь и не идешь на поводу у всех этих мыслей, все становится на свои места и кажется более выполнимым.

    Что сложнее для человека – пережить суровые погодные условия и голод или одиночество?

    Эд: Я плохо переношу одиночество. Есть люди, которым несложно быть в одиночестве и которые прекрасно справляются с этим. Я знаю многих любителей приключений, которым пришлось провести огромное количество времени в одиночестве, и это не было проблемой. Но мне необходимо общение. Я получаю больше удовольствия, когда могу пережить что-то вместе с другими.

    Назовите свое самое экстремальное приключение?

    Думаю, это одна из серий, о которой я вообще пока не говорил, где меня оставили на западном побережье Мадагаскара. Когда вы думаете о Мадагаскаре, вы представляете различные туристические места и не считаете остров удаленным уголком планеты с экстремальными условиями. Но меня оставили посреди заболоченного мангрового леса, где была куча москитов, приближался прилив, и мне нужно было торопиться, чтобы не оказаться отрезанным от суши.

    Мангровый лес. Фото: Shutterstock

    Когда я вышел из мангрового леса, я оказался на огромной равнине, где не было ни питьевой воды, ни еды. Затем я добрался до баобабового леса с огромными деревьями, которые растут только в Африке и на Мадагаскаре, и там было очень засушливо. Мне пришлось выкапывать корни, чтобы добыть хоть какую-то жидкость, и выживать, питаясь змеями. Я съел парочку змей в той серии. Еще я нашел несколько птичьих гнезд, так что у меня была парочка яиц.

    Я случайно раздавил одно из этих яиц пальцем и увидел, что там был живой эмбрион, и это вызвало серьезные переживания, потому что было видно, как бьется маленькое сердце! И я думал, есть или не есть. Это было сложно, но я съел это яйцо. После баобабового леса я шагал вверх и вниз по песчаным дюнам до самого конца серии, и на это ушла вся моя энергия. Там было очень мало еды и очень мало воды. Хотя Мадагаскар не кажется очень уж экстремальным, это было очень тяжелое испытание.

    Вы думали о том, когда вы прекратите этим заниматься?

    Конечно, я не собираюсь заниматься этим вечно. Когда я перестану получать удовольствие от этого, когда эти испытания перестанут захватывать, я остановлюсь. Но пока что я живу этим моментом и не планирую выходить на пенсию.

    После всех ваших приключений сказали ли бы вы, что жизнь прекрасна или опасна?

    Я никогда не считал дикую природу опасной. Мне некомфортно как раз среди людей в большом городе. Людям казалось, что мой пеший поход вдоль Амазонки был таким впечатляющим подвигом, но они просто не знают джунгли. Люди боятся того, чего не знают. На нашей планете так много красивых мест. Так что ответ на ваш вопрос прост – она прекрасна. Конечно, существуют опасности, но вероятность погибнуть в автомобильной аварии в Англии или попасть под автобус в Лондоне гораздо выше, чем в ходе экспедиции в Монголию или Боливию.

    Смотрите программу «Эд Стаффорд: выживший» с 29 октября в 22:00 на Discovery Channel.

    Все фото предоставлены Discovery Channel.

    Читайте также:

    Одна в каное: британка, сплавлявшаяся по Амазонке, погибла от руки наркоторговцев

    Из Алматы в Астану на старом внедорожнике: экстремальный Казахстан

    Ел галлюциногенные грибы и пил из луж: экстремал-выживальщик рассказал о путешествиях по миру