• Блоги

    Большое греческое путешествие: Микены, Олимпия, Спарта, Мистра

    Владимир Осетинский
    Владимир Осетинский
    Среда, 23 января 2019
    2 951
    В этих местах прошла юность царя Эдипа, здесь Парис похитил Елену Прекрасную, - а еще тут есть византийские церкви, крепости крестоносцев, пещеры, коты и море.

    Это вторая часть блога о путешествии в Грецию. Первую часть, об Афинах, читайте здесь.

    После трех дней в Афинах мы арендовали машину и отправились на Пелопоннес. Наши друзья Аня и Марик взяли на себя прокладывание маршрута, Марик вел машину, Аня была штурманом, так что мы с Леной ехали просто пассажирами и хроникёрами путешествия. Вот так нам повезло.

    Коринфский канал и Микены

    На первом участке пути Аня выставила на навигаторе Коринфский канал. Напомню, что Пелопоннес соединен с основной частью Греции узким перешейком, на восток от него находится Эгейское море, на запад – Ионическое. Идея о том, чтоб прорыть здесь канал, который соединил бы два моря, появилась во времена незапамятные. Пишут, первым попытался это сделать еще коринфский тиран Периандр в VII веке до н. э., потом за дело брались Цезарь, Нерон и разные другие персонажи. Штука ведь известная: как появится в мире какой-нибудь тиран, непременно норовит вырыть гигантский канал.

    Экспресс-инфо по стране

    Греция (Греческая Республика) – государство в Южной Европе.

     

    Флаг Герб

     

    Столица – Афины

    Крупнейшие города: Афины, Салоники, Патры, Лариса

    Форма правления – Парламентская республика

    Территория – 131 957 км2 (95-я в мире)

    Население – 10,77 млн чел. (75-я в мире)

    Официальный язык – греческий

    Религия – православие

    ИЧР – 0,865 (29-я в мире)

    ВВП – $235,5 млрд (45-я в мире)

    Валюта – евро

    Граничит с: Албанией, Македонией, Болгарией, Турцией

    Фото: Shutterstock

    На Корифском перешейке предприятие каждый раз заканчивалось обломом, удалось это сделать только в конце XIX века – и вовсе не тиранам, а приличным грекам. Сейчас перешеек перерезает канал длиной в 6 км и шириной на уровне моря в 25 метров. Через него перекинуты несколько мостов.

    Почему-то навигатор привел нас не к месту, отведенному для туристов, а к какому-то совершенно безлюдному, где два берега соединял технический мостик. Но так оказалось ещё лучше. На самом деле удивительное ощущение: ты стоишь над узким и глубоким ущельем (высота берегов над водой тут – 70 метров) и видишь далеко перед собой одно море, а если обернешься – другое. Пишут, на мостах здесь практикуют банджи-джампинг, но мне о таком и подумать страшно. В том месте, куда мы подъехали, на обеих сторонах стояли пустые бетонные коробки дотов, оставшихся со времён войны.

    Полюбовавшись, двинулись дальше – сначала вдоль берега Эгейского моря, потом всё больше уходя вглубь полуострова. Отовсюду были видны горы. Поначалу они были очень похожи на крымские, желто-зеленые, но постепенно становились всё более серьезными, на вершинах некоторых лежал снег. Хотели посмотреть Коринф, где, помимо прочего, прошли безоблачные детство и ранняя юность Эдипа, но оказалось, что от города после разных нашествий и землетрясений почти ничего не осталось.

    Зато осталась более поздняя штука: высоко на скале великолепная крепость Акрокоринф (Верхний Коринф), окруженная тремя кольцами мощных стен и защищавшая проход на Пелопоннес от войск, которые вторгались через перешеек с севера. Её строили по очереди все: сначала византийцы, потом франки, создавшие на Пелопоннесе своё государство после четвертого крестового похода, потом венецианцы, потом турки. Из крепости открывался потрясающий вид на долины внизу, ближние и дальние горы и широкое море на горизонте.

    Из Коринфа поехали в Микены. Неожиданно пошел снег, задул сильный ветер, лобовое стекло заметало. В Илиаде есть фрагмент, в котором Гомер сравнивает несущихся в атаку ахейцев с метелью:

    Словно как снежные клоки летят от Зевеса густые,

    Быстро гонимые хладным, эфир проясняющим ветром,-

    Так от ахейских судов неисчетные в поле неслися

    Шлемы, игравшие блеском, щиты, воздымавшие бляхи,

    Крепко сплоченные брони и ясеня твердого копья.

    Недавно читали в классе, и один из учеников заявил, что Гомер такого не мог написать: в Греции не бывает снега. Как же, как же.

    Микены оказались довольно высоко в горах, ветер и холод тут были собачьи.

    Наконец-то увидел занимавшую с детства воображение «сокровищницу Атрея»: купольную гробницу, сложенную из колоссальных каменных плит с круглой погребальной камерой высотой в 15 метров.

    И саму огромную цитадель на горе с Львиными воротами и всё той же знаменитой «циклопической» кладкой стен: тесаными каменными глыбами, держащимися без всякого раствора, только под силой собственной тяжести.

    Было довольно жутко. Вспомнил толкиеновские Упокоища. Это ведь даже не гомеровский, а до-исторический, до-гомеровский мир: Гомер вспоминает о нем как о глубокой эпической древности.

    Вот так же, когда шесть лет назад той же компанией ездили по Бретани и впервые увидел мегалиты, — когда узнал, что они тянутся вдоль всего атлантического побережья, прямо ударило по мозгам осознание того, что более-менее представляемому историческому миру предшествовало что-то совсем другое, непонятное и совершенно бесчеловечное. Власть, сумевшая заставить при отсутствии каких-либо механизмов поднимать и складывать эти гигантские камни, похоже, была властью бесконечного, не знающего жалости насилия.

    Туристов и здесь было не очень много, стоял десяток автомобилей, при нас приехал экскурсионный автобус с русскими. Сколько туристов тут бывает в сезон, легко можно было представить по сплошной цепи ресторанов вдоль дороги: не маленьких таверн, а огромных залов, как в заведениях советского общепита. Названия ресторанов были прикольны: «Прекрасная Елена», «Царь Менелай», «Орест», «Электра», «Гомер» и т.д.

    К вечеру приехали в городок Кипарисия на Ионическом море. Там была заказана гостиница. На ресепшене нас горячо приветствовал пожилой дядя, сразу вручивший ключи и наотрез отказавшийся смотреть наши паспорта. Кроме нас, постояльцев не было. Сразу пошли смотреть на море; было уже совсем темно, так что не столько смотрели, сколько слушали. Всё-таки было очень холодно. Понятно, что по ночам в древности не плавали, но как они вообще зимой выходили в море при таком ветре и без всяких кают, решительно непонятно.

    На набережной в кафе сидели пожилые греки, только мужчины, пили вино и кофе, читали газеты, беседовали и смотрели на нас.

    Олимпия

    С утра поехали в Олимпию. На север, вдоль моря. Езды немногим больше часу, дорога уходит вверх и петляет по горам. Через дорогу крестьяне гоняют овец. На этот раз с погодой очень повезло: прохладно, безветрено и солнечно.

    Олимпия – одно из самых древних и важных святилищ, центр культа Зевса, в честь которого проводились Олимпийские игры. Тут необыкновенно хорошо. Посреди небольшой горной долины – Священная роща (Альтис), особое пространство, куда, как на Акрополе, ведут пропилеи и где стояли храмы. Сейчас тут только развалины – но очень красивые.

    Особенно хороши руины древнего храма Геры и храма Зевса, знаменитейшего, того самого, где стояла статуя Зевса работы Фидия, одно из семи чудес света. За пределами Альтиса – сам стадион, а еще останки храмовой сокровищницы, гимназиума, палестры, совета святилища – и кучи других строений. Было так тихо, просторно и спокойно, что подумал: может быть, никогда и не видел лучшего места для гуляний.

    Тут тоже есть археологический музей – не очень большой, но страшно интересный. Один из главных его экспонатов – Гермес с младенцем Дионисом Праксителя, найденный при раскопках храма Геры.

    Фрагмент скульптурной группы с фронтона храма Зевса

    Здесь же скульптурные изображения, необыкновенной красоты, украшавшие фронтон храма Зевса, и разные другие штуки.

    Отделка щита — прощание героя с женой

    Спарта и Мистра

    Утром попрощались с Ионическим морем и Кипарисией и двинули дальше. На этот день наметили Спарту и Мистру. Дорога была совершенно пустой, вообще дороги в зимней Греции удивительно пустые, кажется, их построили только для туристов. Ехали по долинам, со всех сторон окруженным могучими горами. На перевалах по обочинам лежал снег. Вдоль дороги тянулись рощи маслин и деревья с большущими апельсинами. Сорвали один, оказался страшно кислым и горьким.

    Спарта – ничем не примечательный небольшой городок, от былой древности практически ничего не осталось. Зато тут оказалась лучшая таверна из тех, где мы были.

    А вот Мистра – место совершенно поразительное, превзошедшее все ожидания. Это развалины огромного и великолепного каменного города на высоченной горе. На вершине, как всегда здесь, мощная крепость.

    Эту построили крестоносцы, вид из неё – на лежащую внизу долину и снежные вершины Тайгета – прям дух захватывает. В 1260-ом году византийцы, набравшие силы, прогнали франков и начали свое строительство. Мистра стала их главной опорой в Греции – и одним из важнейших религиозных и политических центров всей поздней империи. Собственно, именно здесь был финал Византии: турки взяли Мистру на несколько лет позже Константинополя.

    Под крепостью – на склонах горы – Верхний город: останки большого дворца византийского наместника и нескольких замечательных монастырей с сохранившимися кое-где греческими фресками. Еще ниже – развалины Нижнего города: каменных особняков и прекрасных византийских церквей. Всё это XIII – XV веков.

    Заехали на машине по серпантину почти на самый верх, к крепости, а оттуда спускались по крутым тропам. Марик самоотверженно, посмотрев крепость, вернулся к машине и спустил её вниз. Слабо представляю, как бы мы лезли к ней снова наверх.

    К концу дня приехали в Гитио, симпатичнейший приморский городок, уже на юге полуострова, на Средиземном море. Гитио когда-то был главным портом Спарты. Гостиница была на самой набережной, вдоль набережной стояли яхты и тянулся ряд ресторанчиков, совершенно пустых – или с парой посетителей. В гостинице, как и в предыдущей, кроме нас, никого не было, вообще город был абсолютно пуст. В Кипариссии море шумело, тут – в защищенной молом гавани – был полный штиль.

    Башенный поселок Ватия и пещеры Дирос

    Отправились смотреть полуостров Мани. С юга Пелопоннес оканчивается как бы тремя пальцами, уходящими в море; средний из них – этот самый Мани. Маниоты считают себя наследниками суровых спартанцев. В чем сейчас это выражается, не очень понятно, с нами во всяком случае они были так же приветливы и доброжелательны, как другие греки, но в средние века, рассказывают, они были таки круты. Земля тут очень засушливая и неплодородная, и на жизнь они зарабатывали тем, что понемножку пиратствовали. Кроме того, жили они, как положено на юге, семейными кланами и люто враждовали друг с другом, устраивая многолетние вендетты, чисто сицилийцы, поэтому характерная черта здешней архитектуры – многоэтажные каменные башни, где клан мог выдержать осаду.

    Так что первым делом поехали смотреть самый знаменитый из этих башенных поселков – стоящую на горе над морем Ватию. Она в самом деле необыкновенно прикольна (см. фото), но загадочна: по всему было видно, что еще несколько лет назад тут бурлила жизнь, в этих старинных каменных домах были бары, таверны или просто жилые комнаты, но сейчас абсолютно безлюдно, разорено и запущено.

    За открытыми дверями башен валялись поломанные стулья, рваные матрасы, покрытые пылью старые унитазы, горы пластиковых бутылок и т.д. Я бы не удивился, если б обнаружил за одной из дверей пару-тройку скелетов здешних гордых бойцов, павших жертвами кровной мести во время набега орлов из соседнего поселка. Зима, конечно, но неужели они каждую весну всё приводят в порядок заново?

    Море тут прекрасно. Оно всюду в Греции прекрасно, но тут всё-таки по-особенному. Между прочим, именно в этих местах было царство Менелая, отсюда Парис похитил Елену и завертелась известная история.

    В десяти минутах езды от Ватии находятся пещеры Дирос. Это цепь тянущихся на полтора километра пещер – от совсем небольших, с низкими сводами, до огромных, полных самых причудливых сталактитов и сталагмитов, и главное – всё это пространство заполнено подземным озером.

    Вы всей компанией садитесь в длинную лодку, и местный Харон медленно везет вас полтора километра по пещерам, что-то рассказывая на плохом английском.

    Невероятно красиво и необычно. Понятно, почему все настоящие герои стремились побывать в мире мёртвых.

    На обратном пути заехали в Ареополи, центральный городок полуострова. Тоже очень симпатичный, с маленькими православными церквами и кучей ресторанов, таверн и баров – естественно, повально закрытых зимой. На площади стояла статуя героического грека – с усами, саблей и пистолетом.

    Если я правильно понял, статуя изображала предводителя здешнего восстания против турок. Вид у него был такой суровый, что не оставалось вопросов, как грекам удалось прогнать расслабленных турок.

    Вечером ужинали в рыбном ресторане. На стене висел телевизор, непрерывно показывающий Афины и города северной Греции, занесенные снегом. Хозяйка заведения жаловалась, что такого холода давно не было.

    Продолжение следует.

    Все фото автора (кроме подписанного Shutterstock).

    Читайте также блоги Владимира Осетинского:

    Большое греческое путешествие: три дня в зимних Афинах

    Бильбао: город, который построил хороший мэр

    Вокруг Бильбао: тихое метро, пустынные пляжи, забавные памятники