• Фото автора
    Блоги

    Идеальный город Женева

    Сергей Дик
    Сергей Дик
    Вторник, 24 января 2017
    1 495
    Женева не строила особых иллюзий в отношении меня. Через два часа меня ждал трансфер в аэропорт, а ее – новые мальчики, доверху наполненные сомнениями и непонятными желаниями.

    Иногда я бываю идеальным человеком. Да, такое со мной случается. Обычно это происходит около семи часов утра. В семь часов утра я, как правило, крепко сплю. Переворачиваюсь с бока на бок, и сплю. Смотрю эротические сны, и сплю. Почесываю лодыжку и сплю. Мне кажется, нет более совершенного человека на земле, чем журналист, почесывающий во сне лодыжку. Особенно, если это чужая лодыжка. Ведь, бодрствуя, журналист чешет исключительно собственное самолюбие. Но в Женеве я изменил самому себе и одновременно лодыжке. В Женеве я проснулся в эти самые семь утра – чтобы посмотреть утренний город, местами напоминающий озорную школьницу. Нет, все-таки эротические сны дают о себе знать.

    Школьницей Женева только притворяется. Хотя так делают многие дамы бальзаковского возраста. Женеву выдает ее пунктуальность. Все-таки школьницам пунктуальность не присуща. Я еще не настолько стар, чтобы забыть это.

    Фото автора

    Фото автора

    Экспресс-инфо по стране

    Швейцария (Швейцарская Конфедерация) – государство в западной Европе.

     

    Europe-Switzerland.svg

    Флаг Герб

    Столица – Берн

    Крупнейшие города: Цюрих, Женева, Базель, Берн, Лозанна

    Форма правления – Федеративная республика

    Территория – 41 285 км2 (133-я в мире)

    Население – 8,2 млн чел. (98-я в мире)

    Официальные языки – немецкий, французский, итальянский, романшский

    Религия – католицизм, протестантизм

    ИЧР – 0,917 (2-я в мире)

    ВВП – $701,03 млрд (20-я в мире)

    Валюта – швейцарский франк

    Граничит с: Германией, Италией, Францией, Австрией, Лихтенштейном

    Пронизывающий ветер с Женевского озера быстро выдул из меня все кофейные пары. Этот ветер сдувал с ног, присвистывал и вообще всячески намекал, что на моем счете недостаточно денег, чтобы гулять по швейцарским городам. Я стойко сопротивлялся и крепко сжимал свою кредитную карточку. Где-то в Москве менеджер крепко сжимал мой договор, по которому я должен был выплачивать 38% годовых по этой кредитной карте, и хитро улыбался.

    Фото автора

    Фото автора

    Около девяти утра я обычно еще сплю. Переворачиваюсь с живота на спину и сплю. Смотрю во сне, как я управляю планетой, улыбаюсь и сплю. Выталкиваю все живое из кровати и сплю. Чужая лодыжка возмущается, но я ее не слышу, так как сплю. Но не в этот раз. Женева, ты даже не подозреваешь, как ты изменила мой образ жизни. В эти девять утра я вышагивал по мосту и тер свою сонную небритость на лице. Хотя рука по привычке тянулась к лодыжке.

    Фото автора

    Фото автора

    Часы в Женеве на каждом углу и на каждом здании. Самый бессмысленный вопрос, который можно задать прохожим в Женеве – «Который час?». Время здесь течет сквозь пальцы. Быстрее в Женеве утекают лишь швейцарские франки. Или в чем у вас там открыт счет на кредитной карточке.

    Я не ношу часы уже много лет. Последние часы, которые обнимали мою руку, достались от отца, а ему – от завода за хорошую работу. Но потом меня побили гопники, и часов я лишился. С тех пор я часов не ношу. А ношу кепку и трико в полоску. В России такая маскировка в принципе помогает. Особенно, когда я возвращаюсь поздно с работы. Но в Женеве почему-то на меня смотрели вопросительно и уступали беговую дорожку.

    Фото автора

    Фото автора

    В одиннадцать утра я, как правило, все еще сплю. Переворачиваю подушку после встречи с вражеским марсианским флотом сухой стороной и сплю. По-фрейдистски привередливо рассматриваю свои эротические сновидения, анализирую степень мужского либидо… стоп Фрейд, прости, я должен еще раз пересмотреть этот момент. Обычно я пересматриваю несколько раз. Но не сегодня. Женева шагала навстречу мягкими тротуарами и гибкой брусчаткой. Утреннее солнце обнимало мягкой простыней еще сонного света. Набоков завидовал моим метафорам.

    Фото автора

    Фото автора

    Со временем я не в ладах, и это знают все мои друзья и знакомые. Если встреча назначена на одиннадцать, значит, я подойду к двенадцати. Так устроен мой организм, и в этом я не сильно отличаюсь от школьницы. От этого своего непунктуального свойства я всегда страдаю. От этого моего непунктуального свойства всегда страдала моя карьера. Чужие лодыжки это качество всегда воспринимали без особого восторга. Вполне справедливо полагая, что опоздания – их законная природная привилегия.

    Но Женева не строила особых иллюзий в отношении меня. Она знала, что нашим лодыжкам не суждено было сблизиться. Через два часа меня ждал трансфер в аэропорт. А Женеву – новые мальчики, доверху наполненные сомнениями и непонятными желаниями.

    В двенадцать я, бывает, еще сплю. И не понимаю, почему люди называют это время полднем. Полдень – это когда прошло полдня. Но в двенадцать я только переворачиваю телефон микрофоном вниз, чтобы будильник не звонил так громко. В двенадцать я смотрю на недопитую бутылку вина, на свое отражение в ней и понимаю, что чужая лодыжка мне только что приснилась. Двенадцать – это время, когда оканчивается подписка на эротические сны. Можно, конечно, дотянуться до пульта и включить НТВ, но это уже жесткое порно.

    Фото автора

    Фото автора

    Несмотря на столь раннее время, город предлагает сыграет в интеллектуальные игры. Например, в Чапаева.

    Фото автора

    Фото автора

    Женева в этот день вообще была в игривом настроении. После двухчасовой прогулки она предложила отдохнуть. Женева не учла только одного: журналисты на такое не купятся. Если поблизости нет ресторана с пивом и стриптиз-бара, то это не отдых, а временная передышка перед марш-броском. Но лавочка, устремленная в бесконечность, вызвала острые приступы патриотизма. На такую можно было бы посадить 128 бабушек. Я замерил.

    Фото автора

    Фото автора

    Около часа дня я плавно начинаю рулить левой ногой в душ. Потом фланирую в душе и мою левую ногу. Мои плавники наполняются настроением и оптимизмом. В это время я воображаю себя рыбой, сельдью там или треской. Если я занимаюсь водными процедурами на протяжении недели или двух подряд, то становлюсь безработной треской. Хотя я не понимаю, с какой стати треска, вроде меня, должна трудиться. Но этот аргумент в объяснительной почему-то мне никогда не помогал. Я в смущении. По-моему, отличное слово – треска. И она многое объясняет.

    Фото автора

    Фото автора

    Кажется, в этой истории я должен был написать про Женеву. Подождите, в данный момент крупные капли стекают по моей лицевой небритости, а ведь еще раннее утро, всего лишь начало второго. Мартовский ветер с Женевского острова холодит подмышки и другие сокровенные места. Чемодан ждет в коридоре. Это был приятный сон, но все же весьма прохладный и чуть скоротечный. В следующий раз лучше включу эротический. Местом действия, разумеется, станет Женева.

    Сергей Дик – непрофессиональный фотограф, непрофессиональный путешественник и старающийся не изменять своей профессии журналист.

    «В поездках я стараюсь притвориться камнем, деревом или какой-нибудь заезжей звездой. В конце жизни планирую написать книгу. Некоторые главы уже написаны в моем ЖЖ».

    Читайте также блоги Сергея «Однажды в Мексике» и «Однажды в Мексике. Продолжение».